Новости

Новости здравоохранения

Новости проектов

Конференции и семинары

Новости сайта

О библиотеке
Поиск по базе данных
Анкетирование
Регистрация проекта
Контактная информация
Полезные ссылки
Информационный бюллетень
  E-mail  English Version
ГОЛОСОВАНИЕ
Какой информации Вам не хватает на нашем сайте?
Меня все устраивает
Полного описания проектов
Электронных версий документов
Контактной информации участников проекта
АВТОРИЗАЦИЯ
Логин: 
Пароль: 
Регистрация
ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ
Глобальный форум обращается к проблеме профилактики преждевременной смерти / 24.2.2010
24 ФЕВРАЛЯ 2010 Г. | ЖЕНЕВА -- Первый Глобальный форум Сети по неинфекционным болезням (НИБсети) - это первое совещание основных заинтересованных групп, организованное Всемирной организацией здравоохранения (ВОЗ) для рассмотрения вопросов крупномасштабного и усугубляющегося бремени неинфекционных бо... Далее
ВОЗ выступает инициатором ответных действий на землетрясение в Гаити / 13.1.2010
13 ЯНВАРЯ 2010 Г. | ЖЕНЕВА -- Мощное землетрясение, произошедшее в Гаити и Доминиканской Республике, привело к крупномасштабным разрушениям, в том числе больниц и медицинских учреждений, и, как предполагается, к многочисленным жертвам. Незамедлительные медико-санитарные приоритеты включают: - по... Далее
Число новых ВИЧ-инфекций снизилось на 17% / 24.11.2009
24 НОЯБРЯ 2009 Г. | ЖЕНЕВА | ШАНХАЙ -- По новым данным, приведенным в "Обновленной информации по эпидемии СПИДа" 2009 года, за последние восемь лет число новых случаев ВИЧ-инфекции снизилось на 17%. С 2001 года, когда была подписана Декларация Организации Объединенных Наций о приверженности делу бор... Далее
!


Новости здравоохранения

13/05/2005 Стандартный больной

Какой мы хотим видеть медицину в нашей стране?

Конституция РФ предусматривает получение каждым гражданином бесплатной медицинской помощи, но сегодня приходится констатировать, что медицина у нас уже давным-давно стала платной.

Первая большая проблема - организация лечебного процесса в целом. Если человек заболел, его кладут в стационар, где обследуют в течение 20-25 дней. Государство платит за его питание, содержание, но лечения он при этом не получает, да еще сам покупает лекарства, а иногда и простыни. После двадцати дней стационара, когда уже подошел срок выписки, пациенту в лучшем случае поставят диагноз, потом уже начнут лечить. Чем и как? При сложном диагнозе человеку обычно говорят, что в больнице нет соответствующего оборудования и условий, потому что регион бедный.



Сегодня все лечебные учреждения находятся в ведении субъектов РФ, большинство из которых дотационные и не могут содержать лечебные учреждения на хорошем уровне. В результате государство финансирует не медицинскую помощь конкретному человеку, а лечебное учреждение, то есть выделяются средства на оплату коммунальных услуг и заработную плату врачам. А больного мы не лечим, потому что денег на это нет, их с трудом хватает на содержание больницы.



Вторая проблема - нет четкого взаимодействия между амбулаторными и стационарными звеньями. Если человека госпитализируют планово, то заводят карту, проводят анализы в поликлинике, потом - стационар на определенное количество дней, чтобы оказать больному помощь, а долечиваться ему приходится уже дома. Но при этом врач из больницы не верит врачу из поликлиники, и больного заставляют сдавать анализы заново.



Третья проблема - у нас в стране нет ургентной, то есть скоропомощной медицины. "Скорая" не оказывает помощь: долго едет к больному. Есть такое понятие "успеть влезть в терапевтическое окно". При инфаркте миокарда нужно успеть прибыть к человеку за 7-10 минут. У нас же "скорая" едет гораздо дольше. К тому же машины не оснащены кардиографами, да и нет элементарных лекарств для оказания помощи на дому. Если больного привозят в больницу ночью, то он тоже не получит своевременной помощи, так как его примет только дежурный врач, К примеру, элементарную процедуру под названием ультразвук ночью в больнице не делают, потому что специалиста надо вызывать из дома.



Степень готовности



Мало или много денег тратится сегодня у нас на здравоохранение и сколько их нужно тратить?



Мы не знаем ответа на этот вопрос. По той простой причине, что не знаем, сколько стоит та или иная медицинская услуга и сколько нам нужно врачей, чтобы они адекватно лечили пациентов. С этими проблемами мы на сегодняшний день и живем.



Такую медицину надо менять. Как это сделать? Президент в своем Послании Федеральному Собранию призвал перейти на страховую медицину. Это, безусловно, надо делать. Медицинские страховые организации нужны обязательно. В России отсутствует такое понятие, как "статистика медицинских ошибок", а также ответственность за них. Кто-то должен осуществлять экспертизу работы врача. И все должно быть направлено на то, чтобы человек, попав к врачу, получил адекватную медицинскую помощь.



Если мы говорим об оказании высокотехнологичной медицинской помощи, то здесь груз проблем неподъемный. Как тут проводить реформу?



У нас есть несколько серьезных направлений: онкология, диабет, туберкулез, детские заболевания. И по каждому из них необходимо, на мой взгляд, создать национальные службы. У нас есть, например, Российский онкологический научный центр имени Н.Н. Блохина, который возглавляет выдающийся академик Михаил Давыдов, которого приглашают оперировать за границу. У него есть методики лечения раковых заболеваний. Но существуют они только на базе его Центра и не распространяются на всю страну.

Почему бы нам не организовать национальную онкологическую службу, сделать головным центр имени Н.Н. Блохина, а в каждом регионе открыть его филиалы? И так - по каждому из направлений. Тогда мы могли бы ввести единые стандарты лечения того или иного заболевания, распространить их на любого человека. Мы не больного должны везти к врачу, а врача должны везти к больному.



Создание подобных центров могло бы вернуть уехавших за границу специалистов. Почему у нас в России человек, которому нужно сделать операцию по аортокоронарному шунтированию, едет в Финляндию или Германию? Почему мы не занимаемся экспортом медицинских услуг? Мы что, хуже других? Поверьте, государство выделяет достаточно денег, просто ими нужно нормально распорядиться, тогда мы смело сможем экспортировать нашу медицину. Российские академики, такие, как Иван Дедов, Валентин Покровский, Владимир Кулаков, являются разработчиками мировых стандартов лечения серьезных заболеваний.



Между тем Всемирный банк, ВОЗ вливают деньги в Россию, в так называемые "пилотные" проекты, превращая нашу страну в какой-то полигон для испытаний. А ведь мы сами их можем научить, как лечить, скажем, тот же туберкулез. Отечественная методика позволяет выявлять его на ранних стадиях, а они проверяют слюну на наличие палочки Коха. Но палочка Коха появляется в слюне на поздней стадии заболевания, когда человек уже является его носителем. Если мы примем западные методики, у нас появится пандемия туберкулеза, когда человек будет опасен для окружающих. У нас есть наработки, которыми наша медицина может делиться с миром.



Та реформа, которую сегодня затеяло министерство здравоохранения и социального развития, крайне нужна. Она абсолютно правильна, но должна проходить поэтапно. Сначала нужно психологически подготовить общество.



Прейскурант для пациента



Сегодня мы обвиняем врачей в том, что они берут деньги за продвижение того или иного препарата. Наш комитет внес на рассмотрение Госдумы закон, по которому выписываться лекарство должно по международному непатентованному названию, после чего начались разговоры, что благодаря Шпигелю врач не сможет теперь выбирать тот или иной препарат. Но кто у нас главный? Больной, я так полагаю. И мы должны работать на него.



Да, сегодня врачи мало получают и этим пользуются многочисленные медицинские представители (это около 30 тысяч человек) фирм, особенно зарубежных, которые лоббируют тот или иной синонимичный лекарственный препарат. Они платят врачам за то, чтобы они выписывали конкретные лекарственные средства. Но врачу никто не мешает посоветовать пациенту лекарство под разным названием и разной цене. У человека должен быть выбор. Но чтобы узаконить его, придется наступить на хвост довольно серьезной фармацевтической мафии.



В 1990 году, после того как развалилась отечественная фармацевтическая промышленность (Россия никогда не выпускала готовые лекарственные формы), у нас, чтобы наполнить рынок, стали регистрировать все что ни попадя. Таким образом зарегистрировано более 16 тысяч лекарственных препаратов. Ни в одной стране мира нет 50 видов аспирина, а у нас есть. По данным Государственного таможенного комитета, в 2004 году в Россию поставлено "серого" лекарственного импорта на сто миллионов долларов. "Серый" телефон тем и отличается от "серого" лекарства, что от последнего человек может умереть.



За качество лекарства отвечает производитель. Но когда медикаменты ввозятся, к примеру, из офшорной зоны, а не от прямого производителя, то никто не отвечает за его качество. Поэтому сейчас и введен в действие закон, по которому препараты могут ввозиться только от прямого производителя или от уполномоченной им организации. Но меня очень удивляет позиция Федеральной антимонопольной службы, которая заявляет, что в таком случае нарушается принцип равенства в торговле. Но чем мы торгуем? Пусть наши чиновники высокого ранга наконец-то поймут, что мы лечим людей, что антимонопольное законодательство применяется не к куриным окорочкам, а к здоровью населения.



Некоторые депутаты Государственной Думы ставят под сомнение, надо или нет выписывать лекарства по международным непатентованным названиям. К сожалению, люди, занимающие высокие государственные посты, начинают судить о том, в чем они некомпетентны.



В первую очередь надо четко определить стоимость медицинской услуги, чтобы государство честно сказало, сколько оно может выделить денег на бесплатное лечение одного человека. Необходимо принять закон о минимальных государственных гарантиях, а также выстроить вертикаль в обязательном медицинском страховании, чтобы она была единой. Нужно поставить вопрос об изменении статуса медицинских учреждений, чтобы они могли официально оказывать платные услуги. Источник оплаты может быть любым - работодатель, например, страховая организация. Это не значит, что государство вводит платную медицину и вынимает деньги из кармана больного, как многие пытаются представить.



Механизмы платной медицины совсем другие. И обществу надо правильно их разъяснять. Когда мы приняли 122-й Закон "О монетизации льгот", то многие политики тут же начали делать на нем себе имя. Только они не понимают, что их поведение цинично. Сначала нужно прочитать закон и хотя бы вникнуть в него, а потом уже рассуждать о предмете.



Я стараюсь встречаться и уделять внимание всем, кто хочет услышать об этой проблеме. Для того чтобы рассчитать стоимость медицинских услуг, нужна нормативная база соответствующего законодательного механизма. Когда мы подсчитаем стоимость услуги, может быть, будет понятно, что необходимо переквалифицировать половину врачей - зачем нам столько простых терапевтов, к примеру? Станет понятно, какие специальности сегодня по-настоящему нужны. И врач будет получать больше, и не только зарплату, но и процент от оказанной медицинской услуги. В общем, подобные законы сейчас готовятся в недрах Минздравсоцразвития России.



К сожалению, сегодня это министерство превратили в поле битвы. Команда Михаила Зурабова своими действиями реально затрагивает определенные слои заинтересованных людей, которых нынешняя ситуация в здравоохранении вполне устраивает. Министра здравоохранения и социального развития РФ обвиняют в предпочтении некоторых фармацевтических фирм для обеспечения лекарствами льготных категорий граждан. Никто при этом не говорит, что каждая из этих фирм близка к банкротству, потому что они за свой счет поставили лекарства, войдя в государственную программу, но не получили ни одной копейки денег благодаря Министерству экономического развития и торговли РФ и Федеральной антимонопольной службе России.



Последнее слово тут должен сказать председатель правительства РФ. Являясь руководителем федеральной группы по мониторингу исполнения 122-го Закона в части лекарственного обеспечения, считаю, что федеральные органы исполнительной власти не могут сегодня договориться и принять единую форму исполнения этого закона. Считаю также, что Минздравсоцразвития России разработал достаточно четкую нормативную базу, благодаря которой система заработала в течение трех месяцев. И чинить препятствия реформе ни в коем случае нельзя.



Борис Шпигель, заместитель председателя комитета Совета Федерации по науке, культуре, образованию, здравоохранению и экологии



13/05/2005 Большинство россиян считает, что от введения института врача общей практики качество медицинского обслуживания в стране снизится

Только 23,3% россиян ожидает улучшения ситуации с медицинским обслуживанием населения в результате введения института врача общей практики. Такие данные были получены в результате опроса общественного мнения, проведенного компанией «Башкирова и Партнеры» в апреле текущего года.

Всего было опрошено 1500 граждан России в возрасте от 18 лет и старше (репрезентативная выборка взрослого населения РФ). Что ситуация изменится к худшему, считают 31,6%, и почти столько же (32,6%) участников исследования полагают, что ситуация останется без изменений. Причем с рядовыми россиянами согласны медики, которые думают, что внедрение данного института снизит качество медицинского обслуживания населения, и в первую очередь это коснется детского здравоохранения.

Удивительно, но мнение медиков было услышано: по данным RBC daily, в Минздраве создали рабочую группу, которая до 20 июня должна подготовить новые положения о применении в России института врача общей практики. К подготовке документа привлечены ведущие специалисты, в частности, директор Научного центра здоровья детей Александр Баранов и глава НИИ неотложной детской хирургии и травматологии Леонид Рошаль.



В марте министр здравоохранения и социального развития Михаил Зурабов подписал приказ о создании института врача общей практики (семейных докторов). По мнению реформаторов, семейный врач в странах, где он есть, лечит 80-90 % всех заболеваний. Главное преимущество такого врача – он экономит деньги бюджета, поскольку дешевле найти и устранить начальные признаки заболевания у пациента, сэкономив средства на оборудование и зарплату. В России создание института семейного врача позволит, по мнению разработчиков реформы, к 2010 г. сократить объем стационарной помощи на 30-35%, закрыть сельские медпункты, заменив их межрайонными диагностическими центрами, и укрупнить поликлиники. Наиболее позитивно оценили нововведение жители малых городов и сельской местности, наиболее негативно – жители Москвы. «В малых городах реформу поддерживают 27% респондентов, на селе – 25%, – сказал RBC daily ведущий аналитик компании «Башкирова и Партнеры» Александр Музафаров. – В Москве только 11% опрошенных считают, что создание института врача общей практики улучшит медицинское обслуживание населения».



С чем же связана такая разница в ответах? «Москва – богатый город, который может содержать старую систему, – замечает Александр Музафаров. – В столице она работает эффективнее, поэтому и качество медицинского обслуживания в поликлиниках достаточно приемлемое. На селе в последние годы часто вообще не было никаких врачей, поэтому там рады и врачу общей практики». Однако по мнению противников реформы, институт врача общей практики хотят распространить повсеместно – как на селе, где она действительно может быть эффективна, так и в крупных городах, где за многие годы отработана слаженная система обслуживания в поликлиниках. Причем, по мнению медиков, в первую очередь серьезно страдает детское здравоохранение, поэтому применение аналогичной системы в России с ее демографическими проблемами равносильно вредительству. «Одному специалисту перепоручат обязанности терапевта, акушера-гинеколога и педиатра, – считает глава НИИ неотложной детской хирургии и травматологии, доктор медицинских наук, профессор Леонид Рошаль. – Но даже самый гениальный врач общей практики, который проучился чуть здесь и чуть там, никогда не будет профессиональнее специалиста, который прошел шесть лет обучения педиатрии и имеет квалификацию. А ведь именно это специализированное, первичное детское направление всегда давало неплохие результаты даже на фоне недофинансирования здравоохранения».



Сторонники реформ считают, что нынешняя система здравоохранения привела к тому, что уровень состояния здоровья детей стал крайне низким, и это было подтверждено результатами проведенной в прошлом году диспансеризации больше 30 млн детей. Однако медики полагают, что система здесь не виновата. «Несмотря на скудное финансирование и отсутствие современного оборудования, мы не отмечаем увеличения детской смертности (она даже сократилась), – говорит Леонид Рошаль. – За последние 10 лет произошло резкое ухудшение состояния здоровья детей, поскольку государство перестало заниматься условиями жизни детей и здравоохранением. Больше стало больных детей не потому, что система плохая, а потому, что забросили эту систему». По словам г-на Рошаля, еще совсем недавно Всемирная Организация Здравоохранения (ВОЗ) приняла спецрезолюцию, подтвержденную ООН, в которой отмечается, что наша система здравоохранения является очень эффективной и дает возможность за короткий период времени достичь положительного результата. Однако сейчас, лишив проверенную систему здравоохранения финансирования, планируется затратить немалые средства на создание института семейных врачей, который, кстати, не лучшим образом зарекомендовал себя в европейских странах. Принципы построения российской системы «списаны» с английской модели здравоохранения, которая у самих англичан вызывает серьезнейшие нарекания.



«Во многих странах Европы (Великобритания, Нидерланды, Испания, Дания, Швеция, Финляндия) традиционно для первичной помощи использовали врачей общей практики, – сказал RBC daily руководитель отдела социальной педиатрии Научного центра здоровья детей Валерий Альбицкий. – Но система эта также оказалась далеко не совершенной. В частности, в Англии люди жалуются на многочасовые очереди, на чрезвычайно низкую квалификацию врачей общей практики». Специалисты говорят, что врач частной практики – это своего рода диспетчер, который в редких случаях принимает решение лечить сам. «Россияне, иммигрировавшие в Англию, в Нидерланды, приезжают лечить своего ребенка в Россию, – сказал RBC daily один из педиатров клинико-диагностического Центра здоровья детей. – И такие случаи не редкость. Мне постоянно приходится слушать от пациентов, как лечат за границей врачи общей практики. Характерный случай: доктор не смог определить воспаление легких, предложив сделать рентген. После того как рентген ничего плохого не показал, врач назначил жаропонижающий антибиотик и предложил через день идти гулять, купаться. Все, на этом лечение закончилось, никто не стал интересоваться, почему у ребенка была высочайшая температура. В лучшем случае врач общей практики сможет определить, к кому стоит перенаправить больного ребенка». Однако на все эти манипуляции требуется время, которое очень дорого.



По словам директора Научного центра здоровья детей Александра Баранова, им были получены отклики из 25 регионов, в которых уже приступили к работе «общие врачи». Все отклики оказались резко отрицательными: в тех регионах, где появились врачи общей практики, резко увеличилось число вызовов «скорой помощи» детям. С теми же проблемами сталкиваются уже много лет европейские страны, которые в последние годы все активнее обращаются к традиционной для России системе первичной помощи узкими специалистами. «Уже в 12 странах Европы перешли к системе первичной помощи, традиционной для России, то есть ребенка после рождения отдают не семейному врачу, а педиатру, – говорит Валерий Альбицкий. – Еще в 16 странах система стала комбинированной: люди сами могут выбирать, к кому им сразу обращаться за медпомощью.

Приблизительно такую же дифференцированную модель, мы считаем, нужно внедрять и в России. По крайней мере, врач общей практики должен быть отдельно для взрослых и отдельно для детей, на селе придется эти обязанности объединять одному человеку. Сегодня в рамках созданной недавно в Минздраве рабочей группы идет разработка нового документа, в котором должно быть предусмотрено сохранение и усовершенствование традиционной системы, введение элементов медобслуживания врачами общей практики».



Однако если даже новый документ будет принят, положительного эффекта от этого ждать трудно. Дело в том, что даже самые хорошие идеи не могут реализоваться без должного финансирования, а оно обязательно понадобится для воплощения в жизнь нового документа. В России уже сегодня, по оценкам ВОЗ, доля затрат государства на здравоохранение в % от ВВП в 2 раза ниже необходимого минимума. И несмотря на это, власть из года в год продолжает сокращать эту долю.



Источник: Pharmindex.ru


11/05/2005 Чем грозит России принятие новых поправок в закон о лекарственных средствах?

11 мая 2005 года в конференц-зале Ассоциации Международных Фармацевтических Производителей (AIPM) состоялся брифинг с исполнительным директором AIPM - Сергеем Александровичем Бобошко.


Темой брифинга стала позиция Ассоциации Международных Фармацевтических Производителей (AIPM) в отношении проекта федерального закона «О внесении изменений и дополнений в Федеральный Закон «О лекарственных средствах».



Г-н Бобошко высказал мнение крупнейших западных фармкомпаний относительно принятия поправок в законопроект и их последствий для фармрынка в целом и для всех категорий населения России в частности:


«Предполагаемый законопроект не соответствует международному опыту развития и организации открытого фармацевтического рынка, расширения ассортимента лекарственных средств и повышения качества медицинского обслуживания на благо населения.


Законопроект подрывает инвестиционную привлекательность России для иностранных компаний, а главное, ограничивает право каждого пациента на выбор
необходимых для его лечения препаратов. По этим и многим другим причинам AIPM не поддерживает большинство предлагаемых в законопроекте поправок», заявил г-н Бобошко.



На брифинге г-н Бобошко прокомментировал позицию международных производителей лекарственных средств относительно законопроекта:



1. Предложение о выписке рецептов на лекарственные средства только по международному непатентованному названию (МНН) приведет к тому, что выбор наиболее подходящего лекарственного средства будет зависеть не от и врача и пациента, а от провизора и дистрибьютора, снабжающего аптеку лекарствами. Такое положение дел противоречит нормальной международной практике и нормам Всемирной торговой организации (ВТО), предусматривающим защиту товарных знаков.



2. Предложение осуществлять регистрацию непатентованных лекарственных средств (дженериков) только по МНН явно противоречит международной практике, в соответствии с которой производитель несет ответственность за безопасность и качество выпускаемых им лекарственных средств, и именно эти характеристики непосредственно связаны с торговым названием (брендом) препарата. Данное предложение также вступает в противоречие с нормами ВТО, предусматривающими защиту товарных знаков. Таким образом, необходимо сохранить существующую в настоящее время в России практику, при которой при регистрации препаратов (как оригинальных, так и воспроизведенных) наряду с торговым названием указывается и МНН, что также соответствует международной практике.



3. Усиление государственного контроля за ценообразованием на лекарственные средства предполагает регулирование цен на все препараты (включая и те, которые реализуются вне программы льготного лекарственного обеспечения «Льгота 2005»). Подобная практика в других странах приводила к чрезмерной бюрократизации, в целом оказалась неэффективной и вызывала постепенное «вымывание» из лекарственного ассортимента инновационных препаратов.



4. Перераспределение регуляторных функций Министерства здравоохранения и социального развития и смежных органов противоречит сути недавно проведенной административной реформы и обязательств России перед ВТО.



5. Ограничения в отношении финансирования клинических исследований по существу ведут к отмене недавно принятых положений (Федеральный закон № 122 от 22 августа 2004 г.), разрешающих определенные формы такого финансирования в соответствии с международной практикой. Введение предлагаемых ограничений приведет к снижению инвестиционной привлекательности России в данной важной сфере.



6. Положение, предусматривающее, что оптовые компании смогут осуществлять ввоз в Россию препаратов иностранных производителей, приобретенных только по прямым контрактам с ними, является единственной позицией законопроекта, которую AIPM может поддержать. Однако мы считаем необходимым включить формулировку, которая бы четко поясняла, что данное положение относится только к импорту и не должно ограничивать свободу операций между дистрибьюторами и производителями лекарственных средств на территории России.



Справка об ассоциации AIPM:
Ассоциация Международных Фармацевтических Производителей (AIPM), некоммерческая организация, представляет в России интересы 45 ведущих международных фармацевтических компаний.
На долю AIPM приходится более 80% производства фармацевтической продукции в мире, при этом на российском рынке их доля составляет более 65% импорта и свыше 51% потребляемых лекарственных средств.
Миссия Ассоциации состоит в следующем: «содействие выработке экономической и правовой политики, направленной на развитие организованного и открытого фармацевтического рынка, повышение качества медицинского обслуживания и расширение ассортимента лекарственных средств на благо населения России».


За дополнительной информацией обращайтесь:


PR-агентство «Креатив-Студия «ПРЕССТО» (095) 101-35- 23

Кулькова Елена





11/05/2005 Санаторий: хорошо заживет

Восстановиться после болезни теперь можно за счет средств обязательного социального страхования



Публикуемый сегодня Приказ Министерства здравоохранения и социального развития РФ "О долечивании (реабилитации) больных в условиях санатория" наверняка положительно скажется на восстановлении пациентов, перенесших тяжелые недуги.




Очень советуем не просто прочитать публикуемый сегодня документ, но и сохранить его текст в доступном месте. Ведь никто из нас, наших близких не застрахован от тяжелых заболеваний, которые требуют не только своевременного и квалифицированного лечения, но и обязательной реабилитации после него. Известно же, как тяжко приходится тем, кто только что перенес инфаркт миокарда, инсульт, аортокоронарное шунтирование, операцию на желудке или двенадцатиперстной кишке...



Совершенно очевидно: требуется восстановление, так сказать, "приобщение" к нормальной жизни.В условиях стационара для этого условий нет. Нет их и дома. Потому реабилитация затягивается на долгие недели, месяцы. Нужно специализированное учреждение, нужен специализированный санаторий. Попасть всем в него до сих пор было весьма проблематично: надо не только знать, куда именно следует направиться, но и требуется не для всех посильная сумма денег.



Отныне подобные проблемы уходят в прошлое. "В целях дальнейшего совершенствования организации долечивания (реабилитации) больных в специализированных санаториях (отделениях) за счет средств обязательного социального страхования" (цитирую документ. - И.К.) утвержден порядок направления в эти учреждения непосредственно после стационарного лечения.



В приказе подробно этот порядок излагается. После инфаркта - одни правила, после аортокоронарного шунтирования - другие, после операции по поводу язвы желудка - третьи и так далее. Лечебно-профилактическое учреждение определяет необходимость такого направления. При наличии медицинских показаний больному предоставляется (внимание!) бесплатная санаторно-курортная путевка сроком до 24 дней в санаторий, расположенный на территории Российской Федерации.



Очевидно, что приказ должен быть под рукой у медиков: они должны очень хорошо знать его. Ведь заявки на путевки составляются лечебно-профилактическим учреждением в соответствии с потребностью в реабилитации больных непосредственно после их лечения в данном стационаре.



На время прохождения курса реабилитации пациенту выдается больничный лист. А в санаторий больной должен представить заполненную по всем правилам путевку, санаторно-курортную карту с подробными данными о проведенном в стационаре обследовании и лечении, рекомендациями по проведению восстановительного лечения, выписку из истории болезни. После прохождения санаторного курса больному выдается обратный талон санаторно-курортной карты с описанием всего, что было проделано во время реабилитации. Этот талон ни в коем случае не надо терять - его необходимо сдать в лечебно- профилактическое учреждение, которое направило вас в санаторий.



Тут следует сказать и о том, что не все, перенесшие тот же инфаркт или иной тяжкий недуг, обязательно должны быть направлены на реабилитацию в санаторий. К сожалению, случается, что по медицинским показаниям подобная реабилитация невозможна. В приказе подробно изложены все случаи противопоказаний.



Ирина Краснопольская

n/a Отмена обязательной сертификации лекарств в России откладывается на год

Председатель Правительства РФ Михаил Фрадков подписал Постановление № 267 от 18.04.2005 года "О внесении изменения в Постановление Правительства РФ № 72 от 10.02.2004", согласно которому отмена обязательной сертификации лекарственных средств переносится на 1 мая 2006 года, сообщает "Фармацевтический вестник".



Глава Росздравнадзора Рамил Хабриев, комментируя это решение, сказал: "Эта дата (1 мая 2005 года - прим.ред.) была определена по нашему предложению с учетом оптимистических планов о том, что Федеральная служба по надзору в сфере здравоохранения и социального развития успеет сформировать в субъектах РФ свои территориальные органы и обеспечить госконтроль лекарственных средств, с тем чтобы гарантировать их качество на момент поступления к потребителю".


К сожалению, отметил Хабриев, подготовка и согласование соответствующего постановления затягивается. Поэтому не получится к заявленному сроку решить все вопросы по организации контролирующих органов на территории, именно поэтому потребовалось продление срока действия сертификации.


 Copyright  © 2002—2017, ФГУ "ЦНИИОИЗ Росздрава"
 Проект финансируется программой ВОЗ/CIDA "Политика и управление в области здравоохранения в РФ"
 Разработано при поддержке проекта ЕС Тасис "North West Health Replication Project"
WHO EU